Телефон

Автобус подъехал к остановке, всосал ораву школьников, пару стариков с тележкой для покупок, одну сонную девушку и покатил дальше. Я докуривал свою утреннюю сигарету, когда Трикси резко рванула вперёд. Если б это была овчарка или там какой-нибудь ньюфаундленд, я бы не удержался на ногах, но эта несуразная помесь не-знаю-чего не-знаю-с-кем весила всего ничего. Я натянул поводок, сделал последнюю затяжку, откинул окурок и позволил Трикси повести меня туда, куда ей так срочно захотелось бежать.

Наверняка какой-то мелкий засранец, завидев приближающийся автобус, бросил на остановке свой недоеденный бутерброд, вот она и потянула меня в сторону, противоположную от дома. Трикси бросилась обнюхивать углы, а я машинально потянулся в карман за новой сигаретой. Ну что, я, считай, уже проснулся и даже начал соображать, поэтому остановил себя - надо хотя бы попытаться курить меньше. Трикси вернулась и пискляво тявкнула. Я наклонился к ней поправить запутавшийся поводок и увидел лежащий на скамейке телефон.


Чёрт, вот и со мной это случилось. Я частенько встречаю посты в группах социальных сетей - «Найден телефон, буду рад/а вернуть!», - а под ними оды благородным жителям города от благодарных жителей города: «Да у тебя золотое сердце!», «Ты молодец!», «Мы берём с тебя пример!» Можно подумать, человек спас кого-то. Из горящего дома вынес младенца. Утопающую старушку из бассейна вытащил. Да хоть котёнка с дерева снял… И что мне теперь с этой находкой делать - тоже публиковать объявление? Чтобы скучающие мамочки умилялись и обильно его лайкали? А потом ещё владельцы будут же на него звонить, рассыпаться в благодарностях, назначать встречу, чтобы, наконец, забрать. Или вдруг окажется, что телефон принадлежит какой-нибудь немощной бабушке, и в нём сохранены их с дедушкой последние совместные фотографии из поездки в Перу, где дедушка сорвался с обрыва и умер, не приходя в сознание, а она с тех пор не встаёт с кровати, поэтому слабым голосом умоляет привезти телефон к ней домой на другой конец города. Не, ну это я уже перефантазировал - как же телефон оказался на автобусной остановке возле моего дома, если его хозяйка не мобильна?Видимо, телефон принадлежит какому-нибудь рассеянному ребёнку, который обнаружил пропажу, как только автобус отъехал, ведь дети секунды не могут потерпеть без того, чтобы не втыкать в экран.


Мне даже не хотелось брать его в руки, будто прикосновение к телефону сделает меня ответственным за его дальнейшую судьбу. Я оставлю его здесь, где он лежит, и пусть его найдёт тот, кто мечтает совершить подвиг и быть обласканным социально сетевыми партнёрами по счастью. На секунду мне показалось, что это решение благородно оттеснило истинную причину моего нежелания возиться с находкой. Но тут зазвонил телефон. Мой. В заднем кармане просторных домашних штанов, в которых я вышел выгулять собаку. Мама. Я присел - это надолго.


Мама звонила в такую рань, чтобы напомнить о дне рождения тётушки Мирьям. Та никогда не забывала поздравить маму со всеми праздниками, включая все наши дни рождения, поэтому мама требовала, чтобы и мы исправно в назначенные дни набирали номер тётушки Мирьям и выдавали в трубку порцию ничего не значащих слов. Несколько лет назад я пробовал было восстановить справедливость и заметил, что тётушка никогда не звонит нам напрямую, чтобы пожелать «здоровьичка» и «встретить, наконец, хорошую девочку», из чего следует, что и мы можем передать свои поздравления через родителей, но получил такую порцию материнского гнева, что понял - лучше не возникать.


Мама по обыкновению своему начала пересказывать свой вчерашний спор с подругой насчёт количества сахара в каком-то там пироге, а я невольно вспомнил, как в первые же наши совместные выходные, когда Она только перевезла в мою холостяцкую квартиру свои вещи, Она вдруг заявила: «Поедем к твоим родителям! Сегодня или завтра?» Хорошо, что я как раз пережёвывал приготовленный Ею «очень здоровый, очень полезный!» салат, поэтому у меня было пару секунд, чтобы перевести естественное «какого х…?! на более вежливое «зачем?!» Мы были знакомы всего недели три-четыре, встречались по вечерам, Она верещала без умолку, и в один день среди потока Её слов я уловил «Я хочу жить у тебя». Не «с тобой», а «у тебя». Это я осознал позже. А пока я собирался с мыслями, как бы покультурнее Ей объяснить, что вовсе не собираюсь делить с Ней своё пространство, Она уже возникла на пороге моего дома с чудовищным розовым чемоданом и огромной фотографией маленькой девочки в рамке. Девочкой оказалась Она сама.


Конечно же, к моим родителям мы тогда не поехали. Так же, как и на следующей неделе, и через две недели, и через три. Каждый раз я придумывал новую причину - они в отъезде, маме нездоровится, в машине не работает кондиционер. Тогда Она потащила меня на другой конец города, где проходила акция «Возьми в семью щенка», и мы вернулись оттуда с Трикси - бестолковой, но любвеобильной шавкой. Всю дорогу домой Она тискала её, тормошила, обнимала, не замолкая ни на секунду: «Мы тебя спасли! Теперь у тебя будет настоящий дом! У тебя будет настоящая семья - мама и папа!» Услышав про семью, я содрогнулся и, как назло, у меня во рту не было салата, который спас бы меня, но я промолчал. Собственно, точно так же, как и в тот момент, когда Она заявилась ко мне с чемоданом и портретом под мышкой.


Мама оборвала разговор на полуслове и, напомнив о дне рождения тётушки Мирьям, отключилась. Трикси уже давно жалась к моей ноге, тихонько поскуливая. Пора уже идти домой. Я встал, спрятал телефон в карман, ещё раз посмотрел на лежащий на скамейке телефон забывчивого школьника и взял его с собой.


Войдя в квартиру, я наткнулся на мешок, лежавший у двери. Сегодня Она должна была зайти за остатками своих вещей. Сначала я свалил их на стол - мягкое банное полотенце, оставшееся висеть на двери ванной комнаты, а посему и забытое, пара лёгких босоножек, переждавших бурю глубоко под кроватью, пара полупустых баночек с кремами, расчёска с запутавшимися в ней волосами, пёстрая пляжная накидка и ещё какие-то мелочи. Можно было всё это аккуратно упаковать в картонную коробку, как при переезде, но я взял обычный мешок для мусора, сгрёб в него Её барахло и оставил его у входа, чтобы Ей не пришло в голову проходить дальше. Мне не нравилось то, что Она сегодня придёт. Мне не нравилось то, что в моём доме до сих пор, пусть и в мешке для мусора, пусть почти уже снаружи, лежат Её вещи. Мне не нравилось, что я вообще об этом думаю.


Я приготовил себе кофе, открыл ноутбук и попытался сосредоточиться на чтении рабочих писем. Их было немного - в основном, от клиентов. Начальство, к счастью, меня трогало редко, предоставляя большую свободу в графике и передвижениях. Главное - сдавать заказы в срок, а у меня с самодисциплиной проблем не было никогда. Трикси уже устроилась на диване напротив и притихла, уткнувшись носом в любимую игрушку. День только начался; собственно, птицы всё ещё чирикали, верещали и пели по-утреннему, но солнце уже начало палить. Будет жарко. Будет невыносимо жарко, а значит, мокрая футболка, три приёма душа, две двухлитровые бутылки воды, много раздражения и через один посты в соцсети - «Что за херня за окном?», «Эй, наверху, верните нам дождь!», «Вы видели, сколько сегодня градусов?!». А потом ещё и заявится Она, подчёркнуто строгая и официальная, театрально и, скорее всего, брезгливо подхватит мешок со своими вещами, выйдет с гордо поднятой головой и обязательно громко хлопнет дверью, очерчивая границу - по одну сторону Она, а по другую - резкий запах Её духов. В моей квартире. Её чёртов запах.


Экран телефона ожил - сразу пять сообщений. Сестра напоминает о дне рождении тёти Мирьям. Видимо, мама позвонила ей после меня. Это всегда так в нашей семье - сначала новость сообщается мне, потом сестре, потом сестра спрашивает, слышал ли я уже о том, что у нашей кузины из Питсбурга родился очередной младенец. Три сообщения от клиента - «Доброе утра», «Нутро», «Утро! Проклятый автокорректор!!!». И одно от нашей секретарши. Обычно я их читаю, но отвечаю не сразу. По настроению. Если, конечно, это не вопрос жизни и профессиональной смерти на ковре у начальника. Эта моя привычка стала Её раздражать где-то недели через две после того, как Она захватила мою территорию. Возможно, это произошло и раньше, и Она просто умело скрывала своё недовольство, но мне кажется, что поначалу Она просто не замечала, что между Её сообщением и моим на него ответом мог пройти час и даже больше. Тогда Она ещё не переключилась на режим «Я вся твоя», и круг Её виртуального общения был настолько широк, что Она постоянно строчила сообщения - отвечая, спрашивая, оповещая, реагируя. Я взял телефон в руки и ответил всем в порядке поступления сообщений - сестре, клиенту, секретарше. Да, я помню про тётю Мирьям. Доброе утро. Я знаю, что встреча отменилась.


За окном раздался протяжный гудок - грузовик или автобус. Машины сигналят визгливо и нервно. У водителей крупногабаритного транспорта обычно нервы покрепче. Я вспомнил о своей находке и огляделся вокруг - на столе, на диване, на тумбочке, куда я обычно кидаю свой телефон, новых предметов не было. Телефон лежал на полке у входной двери, рядом с поводком Трикси. Я обрадовался поводу оттянуть начало рутинного рабочего дня и, взяв телефон, отправился на кухню. Первая двухлитровая бутылка. Вода слишком холодная. Жара ещё не пропитала стены квартиры настолько, чтобы появилась потребность охлаждать себя изнутри. Мелкие несоответствия могут меня огорчить, крупные - вывести из себя. Ледяная вода в недостаточно жаркий день относится к мелким несоответствиям, девушка с розовым чемоданом в моей квартире - к крупным. Особо крупным. Просто огромным.


Я присел рядом с Трикси, повертел телефон в руках. Ничего особенного - та же марка, что и у меня, только модель более старая, самый простой защитный чехол, экран без царапин. Попытался включить - оказалось, хозяин защитил его паролем. Я, чувствуя себя почти преступником-взломщиком, прочертил пальцем прямую линию, на секунду задумался и добавил к ней замысловатую фигуру. Конечно же, это не сработало. Заставка экрана была самой безличной и отрешенной, какую можно только представить - река, лес, небо. Сотовый оператор - один из тех, кто в последнее время рекламирует невероятно дешёвый пакет услуг, и прилипчивая мелодия их ролика уже выела весь мозг. Я сделал ещё одну попытку проникнуть в недра аппарата, признал своё поражение, вяло усмехнулся сам себе - Шерлок из меня никакой! - и откинул телефон в сторону. Надо всё же пойти поработать. Кому надо, пусть сам меня найдёт.


Но вместо того, чтобы засесть за ноутбук и начать, наконец, отвечать на письма и сообщения клиентов, я отправился в душ. Совсем недавно полка под зеркалом в ванной комнате была заставлена Её кремами, по краям ванны громоздились свечки разных калибров, а на двери рядом с моим тёмно-синим висел Её белый махровый халат. Когда я впервые увидел, что Она сделала с моей ванной комнатой, я глазам своим не поверил - как можно в считанные минуты вот так преобразить пространство?! Да что там преобразить, захламить! Для чего все эти свечи, коробки, тюбики, банки-склянки? И только я открыл рот, чтобы выругаться, как Она обняла меня сзади и промурлыкала в ухо: «Правда, так уютнее?»

Она ушла так же внезапно, как и появилась. Я поехал на встречу с клиентом, вернулся - Трикси ждала меня у двери, в коридоре снова пусто от Её бесчисленных пар обуви, в шкафу нет Её одежды, исчезли развешанные Ею по стенам картинки и фотографии. То есть, квартира выглядела точно так же, как и два месяца назад, до Её пришествия. Я не заметил следов спешки и сборов впопыхах - даже если Она и двигала посуду, выуживая из кухонного шкафа свои блюдца и чашки, всё было аккуратно возвращено на место. Мои рубашки были ровно распределены по всей длине вешалки, хотя ещё вчера делили её с Её платьями и юбками. На полке, где раньше стояла разноцветная коробка с Её нижнем бельём, снова лежали мои майки. Только вот крючки, на которых крепились картины, Она снять не успела. Скорее всего, побоялась, что краска слезет вместе с крючками. Хорошо, что я не стал сверлить дырки под все эти «милые вещицы». Видимо, свой уход она спланировала заранее, но ничего мне не сказала, чтобы сюрприз имел максимальный эффект. Да, Ей это удалось. Первой моей мыслью было - и что мне теперь делать с этой сучкой? Я имел ввиду Трикси. На следующий день после Её ухода я затеял уборку и обнаружил несколько забытых Ею вещей.


Я уже выключил воду, но продолжал стоять на месте, не спеша брать полотенце. Короткий момент прохлады - это ощущение хотелось если уж не сохранить, то хотя бы продлить. Впрочем, грех жаловаться - в квартире пока ещё весьма терпимо. Если задёрнуть тяжёлые плотные шторы, то вполне можно жить и за хроникой солнечных событий лениво наблюдать в социальных сетях. Я уже оборачивал полотенце вокруг талии, когда услышал телефонный звонок, но не поспешил ответить - если это клиенты, то я перезвоню позже, если родители - тем более. Друзьям не придёт в голову доставать меня в такую рань, тем более, что мы уже давно перешли на сообщения. Она? Звонит, чтобы сказать, что не сможет прийти за вещами? Я было дернулся к двери, но тут же остановился - Она уже не позвонит. Ограничится коротким сообщением. Может, Она прислала сообщение, пока я стоял под душем, не получила (как обычно) сиюминутного ответа и решила позвонить? Телефон смолк. Я быстро провёл расческой по мокрым волосам и вышел из ванной.


Трикси подняла голову, понюхала воздух и не учуяв ничего для себя интересного, снова расслабилась. Я нажал на кнопку и с удивлением обнаружил, что экран моего телефона не содержит никаких свидетельств звонка или сообщения. Мне никто не звонил. В слуховые галлюцинации я не верю, к тому же, звук дребезжащего телефонного аппарата из недалёкого прошлого, который я установил в качестве входящего звонка, трудно с чем-то спутать. Я оглянулся вокруг, словно ища поддержки у стен дома - ну, что вы молчите? Что это было?! Трикси завозилась на диване, пытаясь устроиться в другой позе, и я увидел рядом с ней тот, другой телефон - там, где я его и оставил. На экране высветился номер - незнакомый владельцу, иначе было бы указано «Мама», «Моя лучшая подружка» или «Автомастерская». Логично - хозяин звонит на свой телефон с чужого номера. Может, попросил у случайного прохожего или попутчика. Как бы то ни было, я не ответил. Ишь, какое совпадение - у нас одинаковый звонок! Ничего, ротозей перезвонит. Это не мне надо, а ему.


Я подошёл к окну и задёрнул занавеску. Солнце ещё не добралось до салона, но я могу пропустить момент. За день до Её ухода тоже стояла жара. Я целый день безвылазно торчал дома, внося поправки в срочный проект. Работал в одних трусах - три приёма душа, два литра холодной воды, много раздражения, и майки менять надоело. А Она вернулась с работы в платье и на каблуках и внезапно начала кричать на меня. На пустом месте. Мы не ссорились раньше - просто не успели. Я уже даже начал привыкать к тому, что моя квартира стала выглядеть более… гламурной, что ли. Я начал привыкать к идее, что рядом со мной поселилась этакая цветастая бабочка, которая режет мне полезные салаты, целует, уходя на работу, а ночью снимает моё напряжение - каким бы оно ни было. И вдруг - скандал. Конечно же, для меня этот бой был заранее проигран - человек в трусах не может победить одетого человека, у которого даже сумка в руках. А Она её не оставила прихожей, не повесила на крючок. Прошла прямо в салон, где я сидел, только что отправив клиенту сделанную работу, и набросилась на меня. Список претензий, собственно, был мне знаком по предыдущим отношениям - «ты бездушный эгоист!», «ты не ценишь всего того, что я для тебя делаю!», «ты пользуешься мной!», «хоть бы капельку внимания проявил ко мне!» Я даже удивился, как Она смогла всё это распознать в столь короткий срок. У предыдущих моих подруг это занимало больше времени.


Я молчал. Она истерила, а я молчал. Мне ещё не выдалось видеть Её злой, и меня это даже забавляло. К тому же, мне нечего было Ей ответить. К тому же, трусы. Где-то между «если я тебе так безразлична» и «я так хотела, чтобы у нас было уютное гнёздышко, а ты...» позвонила мама. Я многозначительно показал Ей экран телефона, чтобы Она увидела, кто смеет прерывать Её в момент такого важного выступления, и ответил. Она почтительно смолкла, демонстративно застыв на месте, и как только услышала моё «да, мам, хорошо, пока», продолжила ровно с того момента, на котором остановилась. С той же интонацией и той же громкостью. Конечно же, следующим в списке претензий было «ты даже не познакомил меня со своими родителями!» Я подумал, что ужин мне сегодня, видимо, придётся готовить самому. Она прекратила кричать, всхлипнула несколько раз, стянула с себя туфли и пошла в душ. Вечер после этого мы почти не разговаривали - только кидали друг другу незначительные фразы типа «выключи свет», «погуляй с Трикси», «я пошёл спать». Она мне пожелала спокойной ночи. Мне даже показалось, что буря миновала. А на следующий день, пока я ездил к клиенту, Она собрала свои вещи и ушла.


С улицы доносился детский плач - с подвыванием, с небольшими паузами, чтобы набрать побольше воздуха и выдать свежую порцию отличного качественного рёва. В детях я не разбираюсь, но мне кажется, так они плачут, когда что-то требуют. Потом вырастают и плачут ещё сильнее и изощрённее, чтобы потребовать, скажем, новый телефон. И забывают его на автобусной остановке. А взрослые дяди должны тут терять своё драгоценное время на поиски владельца. Мне как раз очень захотелось потерять своё драгоценное время, чтобы не думать ни о Ней, ни о работе. Я взял телефон и обвёл все предложенные точки. Не угадал. Кстати, за всё это время на найдённый аппарат не пришло ни одного сообщения, что показалось мне странным - я знал, что у каждого школьника есть миллионы активных чатов: один для класса с классной руководительницей, другой для класса без классной руководительницы, третий для класса без «Жиртреста и Длинного», четвёртый для класса с «Классными девчонками из пятого «а», чат без, чат с, чат для, чат до, чат после и т.д. Может, я ошибся, и телефон принадлежит вовсе не ребёнку? Может, его потеряла сногсшибательная длинноногая стюардесса, которая не успела выспаться после долгого перелёта и спешила утром на следующий рейс? Поэтому и не ищет, не звонит - улетела. А тот единственный звонок был не от неё. Вот вернётся с какого-нибудь Занзибара, позвонит, сексуальным голосом произнесёт, извиняясь: «Понимаете, никак не могла раньше - работа… Когда можно к Вам приехать?» А там уж…


А там, по прошествии какого-то времени (Она рекордсменка, конечно - всего два месяца!) - трёх месяцев, шести, восьми - «ты невероятный эгоист», «тебе наплевать на меня» и так далее по списку. И неважно, какие у них ноги, профессия и политические взгляды. В большинстве случаев при разрыве я чувствовал облегчение, иногда - лёгкое сожаление, изредка - жалость. К себе. Когда ушла Она, я разозлился - и на Неё, и на себя. На себя - из-за того, что не мог понять, почему я разозлился на Неё. И ещё раз на Неё - из-за того, что Она вызвала во мне злость, которую я не смог себе объяснить. И это снова - крупное несоответствие, потому что меня трудно вывести из себя. Трикси - наш залог «счастливой семейной жизни» - Она с собой не взяла. Вечером того дня мне никто не напомнил с ней погулять, а я был не в состоянии понять её скулёж, результатом чего стала лужа в салоне.

Часом позже, всё же выгуливая Трикси и выкуривая - третью? Четвёртую? - сигарету, я проворачивал в голове события вчерашнего вечера и вёл внутренний диалог сам с собой:

- Ну, взбесилась тёлка, ну и что? Это причина для того, чтобы вот так уходить?

- А ты чего, собственно, так завёлся? Будто она первая, кто тебя бросила. Ты ж не пытался её удержать.

- Да не нужна она мне! Ещё чего - удерживать!

- Тогда почему ты злишься? Всё ж прекрасно складывается - пришла, пошумела и ушла. Ты не хотел, чтобы она к тебе переезжала, так вот она и съехала. Всё возвращается на круги своя. Плюс собака.

- Я не люблю собак.

- Не увиливай. Не в собаке дело. Ты реши, что ты хотел - чтобы она осталась или чтобы ушла?!

Когда из-за угла появился наш сосед с огромной овчаркой, мне пришлось прервать «беседу», чтобы спасти Трикси от очередного припадка её невообразимой трусости, а себя - ещё от одной, абсолютно ненужной сигареты.


Я снова пошёл на кухню и в один присест осушил стакан воды. Она уже не была такой ледяной, но и дом начал нагреваться, поэтому я вернул бутылку в холодильник. Где-то в салоне звякнул телефон - пришло сообщение. Мне или стюардессе? Вдруг у нас и этот звук совпадает! Оказалось, снова сестра. Спрашивает, приеду ли я на эти выходные. Нет, не приеду. Или приеду. Не знаю. По лестнице зацокали каблуки. Она? Уже пришла? Быстро подошёл к входной двери, прислушался. Нет, простучали мимо. Чёрт, я что, жду Её?! Зазвонил телефон. Наверное, сестра. Она всегда так делает - сначала шлёт сообщение, а потом перезванивает. Подождёт. Хорошо, не подождёт, позвоню. Но, оказалось, что звонок был адресован не мне. То есть, возможно и мне, если звонил хозяин найденного телефона. Хозяйка. Длинноногая стюардесса. Нет, стюардесса сейчас где-то высоко. Мне стало смешно - какая ещё стюардесса? В любом случае, и этот звонок я пропустил.


Я написал Ей сообщение: «Когда ты собираешься зайти?» Стёр его и написал новое: «К какому часу тебя ждать?» Отправил третий вариант: «Когда придёшь?» Положил телефон рядом с ноутбуком и сел за стол, пытаясь сосредоточиться на письмах клиентов. Раньше Она отвечала молниеносно. Я не так часто Ей писал, в основном, решал какие-то организационные вопросы - во сколько, где, когда. Она реагировала сиюминутно. Сейчас же прошло уже пять минут, а ответа не последовало. Десять. Пятнадцать. Ещё воды. Двадцать. Жарко, сменил майку на более тонкую. Полчаса. Чёрт бы Её побрал.


Она держит театральную паузу. Наверное, видела в каком-нибудь из многочисленных сериалов, которые Она смотрела, как главная героиня многозначительно молчит, глядя провинившемуся партнёру прямо в глаза. А тот, конечно, мучается, хватается за сердце, умоляет её произнести хоть слово. Я вдруг понял - Она вообще жила как в сериале: придумала себе роль прекрасной влюблённой девушки, провела кастинг, выбрала меня в качестве партнёра, а там уж по сценарию, который написала Она сама, не советуясь с профессионалами. И даже со вторым главным героем. Или я не считался таковым?.. Она и собаку назвала именем одной блондинки-вертихвостки из сериала про акушерок, который она однажды усадила меня смотреть. Это всё объясняет - и стремительное развитие событий: переезд в мою квартиру, Трикси, попытка знакомства с моими родителями, игра в семью; и внезапный скандал с разбрасыванием шаблонов, и исчезновение из моей жизни. Сериал закончился. Она пошла в другой - новый, где нет равнодушного партнёра и глупой собачонки, зато есть, возможно, прекрасный принц или какая-нибудь тайна. Тайны Она любила. Но только те, которые раскрывались к концу серии.


Удивительно, но когда я примерил ситуацию к сериальной недействительности, мне стало спокойней. Точнее, я вдруг почувствовал, что мне всё равно - придёт Она или нет, что скажет, как посмотрит, и с каким ощущением оставит меня, когда хлопнет дверью. За стеной раздался шум дрели. Сосед- пенсионер постоянно что-то мастерил. Обычно мне это мешало, но сейчас монотонный звук пришёлся кстати - мысли переключились на новый ритм. Я даже подумал, не зайти ли к нему и не одолжить дрель на пару часов - повешу в спальне полку. Но не зашёл - полку сначала надо купить, а до этого вообще захотеть поехать в магазин. Пришло сообщение. «Скоро», - ответила Она. Скоро! Это может быть и пять минут, и два часа! И обретенное было спокойствие улетучилось. Я позвонил клиенту, с которым у меня было назначено на вечер, и договорился встретиться через два часа. Если Она не заявится в ближайшие полтора часа, пока я дома (а этого точно не случится - в рабочие дни Она сидит в своём офисе, заставленном безделушками и завешенном фотографиями, отлучаясь только на обед), то пусть задумается, стоит ли в следующий раз отвечать «скоро»! Я не собираюсь сидеть дома в ожидании прибытия мисс Люсии. Или мисс Энни. Или Габриэллы. Или ещё какой-нибудь героини какого-нибудь её сериала, с которой она себя отождествляла в данный момент.


К встрече с клиентом я не был готов, поэтому сел за стол, оживил ноутбук и, наконец, погрузился в работу. Чтобы не отвлекаться, оба телефона отложил подальше, но вскоре мне вновь пришлось встать - жара начала захват моей территории, и я принёс из кухни воду вместе с парой кривых бутербродов.


Передумал и положил найдённый телефон рядом с собой. Словно в знак благодарности за особое отношение он ожил, и на экране высветилось сообщение - «Ты где?». Отправителем или отправительницей значился или значилась AZ. И всё. Эти две буквы. Первая и последняя. «Где-где, - усмехнулся я. - Высоко в небе!» Теперь я точно был уверен, что телефон принадлежит не школьнику. Какой ребёнок будет вносить в память аппарата контакт, состоящий из двух букв? Может, не стюардессе, но и не школьнику. Пусть это будет красивая девушка. Такая как Она.


Я доделал работу, закрыл ноутбук, сложил его в сумку и отнёс её к входной двери. Пнул Её мешок. Трикси взволнованно прибежала, истолковав мою возню у двери как приготовление к прогулке. Я погладил её, пообещав, что сразу же после возвращения мы выйдем в парк. Принял душ, оделся. Поверил оба телефона - не звонили ли они, пока я стоял под струёй холодной воды, не пришли ли важные сообщения. Да пусть и неважные. Пусть уже найдётся хозяин найденного телефона - ребёнок, прекрасная девушка или древняя старуха. Пусть Она уже заберёт свои вещи, и это ожидание, которое становится невыносимым, уступит место невозмутимому спокойствию - мне так лучше. Чёрт побери, мне хорошо, когда по моему дому не разгуливают розовые феи с сериальными мозгами! Когда на моём столе не валяются чужие мобильные телефоны с засекреченным доступом и закодированными абонентами! Когда мне не надо ждать, злиться, метаться и менять планы. Налил Трикси свежую воду, коротко позвонил тётушке Мирьям, доложил об этом сестре, сунул свой телефон в карман, а найдённый снова кинул на диван и отправился к выходу.


Проходя мимо зеркала, мельком глянул на своё отражение - вполне себе солидный и серьёзный молодой человек, красиво и модный одетый. Немного напряженный, но это можно поправить - расслабить мышцы лица, растянуть губы в подобие улыбки, расправить плечи, сделать глубокий вздох. Так уже лучше. Я открыл входную дверь, но не вышел. На пороге стояла Она - солидная и серьёзная, красиво и модно одетая. Рядом с ней стоял розовый чемодан - не то огромное чудовище, которое она привезла с собой в первый раз, но точная его уменьшенная копия. Она смотрела на меня и молчала. Театральная пауза. Я смотрел на Неё и молчал. Совершенно нетеатрально, потому что мне было не до постановки мизансцен. Я думал только об одном - Она возвращается?! И не мог понять, почему я испытываю радость от этой мысли. Или испуг? Или всё же радость? А если этот чемодан предназначен всего лишь для того, чтобы положить в него забытые вещи? Я взял мешок и протянул его Ей. В этот момент в комнате раздался телефонный звонок.


Показав жестом, чтобы Она не уходила, я пошёл, наконец, ответить. Но, как и раньше, не успел. Не глядя на ещё живой экран, я взял смолкнувший телефон и вернулся к двери. Она стояла в той же позе - с мусорным мешком, наполненный Её вещами, в одной руке и чемоданом в другой. Я аккуратно, чтобы не касаться Её руки, высвободил мешок, открыл его, кинул туда телефон, отдал Ей и закрыл дверь. Все несоответствия - крупные, мелкие, средние - разгладились и превратились в ровную линию, как на экране монитора сердца умершего человека. Я рывком распахнул дверь. Её уже не было. Глубокий вдох - проверка на запах духов. Нет, на лестничной площадке из соседней квартиры пахло жареным луком. Чёрт Её побери. Чёрт меня побери.

© 2008-2020 Лариса и Максим Кофман

  • White SoundCloud Icon
  • White Vkontakte Icon
  • Facebook Clean
  • White YouTube Icon
  • Twitter Clean